...из темноты ползёт по полу нечто, не человечески так ползёт, пугающе. Длинные чёрные волосы закрывают лицо, волочатся по полу, бледные тощие руки столь неаккуратно и неуклюже переставляются, тонкие пальцы впиваются в пол...
Мне жаль цветы. Да, абсолютнейше жаль цветы. Хрупкие, тонущие в своей гомогенной беспомощности и слабости, обречённые на бесконечную, густую боль, страдания из-за единственно дарованного проклятия - красоты. Мне жаль их. Неприятно, больно смотреть на их безмолвие. Их скромные страдания. Одиночество. Тепличное взращивание с целью наполнить короткую жизнь одним лишь всепоглощающим страданием и болью. Порождённые дабы погибнуть. Сорвали, грубо перерезали горло, оставив истекать собственной кровью. Сдохнут с лёгкой руки говорящих убийц. Каково это: быть порождёнными, дабы страдать в угоду человекоподобным садистам? Ублюдкам нравится упиваться болью недвижимых и безмолвных, беззащитность раззадоривает, вовлекая в эпичный водоворот дурманящей эйфории. Убить столь невинное естество. Существуй Бог, он бы этого не допустил. Таких безбожных убийств чистейших душою существ. Они стоят одиноко, безмолвно страдая, рыдая, недвижимые, скованные своим происхождением. Стоят, увядая с каждой минутой, чахнут. Их сорвали и бросили подыхать, сохнуть, а насмешки ради, продливая их мучения воззвали к живительной силе воды. И вот цветы стоят в воде. В вазе. Допустим, на столе. В одиночестве. И каждая минута безжалостно высасывает из них жизнь. Они стоят, тихо, скромно, умирая. Медленно, мучительно, больно. Их не ждёт спасение, их не ждёт рай. Всё, что являет собою их жизнь - боль и страдания. И каждая ночь приходит покровом черноты. Не той, что в жаркий день укутывает своею живительной прохладой, дарующей по утру росу, стекающую по упругим зелёным листам, но ту, что приходит каждую ночь звенящей вакуумной болью, новой порцией страданий. Дабы потешить людей. Удел - подыхать ради человеческой забавы. Ублюдочное веселье. Омерзительно. Цветам некуда бежать, им нельзя кричать, им нельзя спастись. И их никто не спасёт. Лишь проходящие и скалящиеся в своей усмешке, венчающей ликование жестокого удовлетворения от бесцельных страданий безвольных. Мне жаль цветы. Мне жаль, что они одиноки. Жаль, когда я прохожу и вижу их, одиноко стоящих в вазе, увядающих, погибающих. Просто так. Жаль замечать их усиливающуюся вялость, жаль замечать их нежные жёлтые лепестки, с каждым новым днём всё более изъеденные ржавчиной погибели. Некогда великолепно торжественные и слепящие своей красотой до восторга и спёртости дыхания лепестки, яркие, сочные, ныне поедены коричневой ржавчиной приближающейся смерти. Что они сделали, дабы заслужить это? Что они МОГУТ сделать дурного, оставшись жить? Ничего.

Мне жаль цветы. Да, абсолютнейше жаль цветы. Хрупкие, тонущие в своей гомогенной беспомощности и слабости, обречённые на бесконечную, густую боль.Они пали жертвой жадных до красоты плотоядных мироздания. Цветы виновны в своей красоте. Быть может, те, кому не дарована красота, спасены? Быть может, уродство и есть дар?



@музыка: Johann Sebastian Bach - Air aus Suite No.3 in D-dur